24.05.2012

Гуманный зевсизм

"Я с удовольствием слышу, что наше Солнце быстро движется к созвездию Геркулеса, — и надеюсь, что человек на Земле будет в этом отношении подражать Солнцу. И впереди окажемся мы, добрые европейцы"! 
(Ф. Ницше, "По ту сторону добра и зла", 243) 

 Зевс сжалился над людьми и таки открыл им тайну политической жизни (политейи), воспитания (пайдейи) и военного дела. Пророком этого откровения и был Геракл:

«… Геракл повсюду проповедовал  и разъяснял учение Зевса. Куда бы он ни  забредал,  везде  оставлял свои  столбцы  со знаками повой письменности. Конечное поражение  варварства  и  победа новых  идей – вопрос культуры, рассуждал он. Значит, необходима единая культура, единая письменность, чтобы народы сошлись  воедино, чтобы установилось всенародное братство,  чтобы – мир,  мир,  мир  под  эгидой  объединяющих Зевсовых идей.  Таков был Геракл, таковы  его  принципы.  Случайно  ли повсюду  в тогдашнем мире, от Египта  и Испании  до  Малой Азии,  мы видим  жертвенники  и  святилища в  его  честь? Случайно  ли, что  всюду,  где он бывал, даже  неверные  язычники с  любовью приносят  в его память жертвы на протяжении чуть  ли не полутора тысяч лет?! Геракл не был нетерпимым сектантом,  он представлял гуманный зевсизм. (А как характерно  и  красноречиво  самое  имя, которое он принял в Дельфах  или  в Додоне!  Ведь  «Геракл»  означает  «Слава  Геры».  То есть: «Я  сражаюсь  за равенство мужчин, а не против женщин и не желаю ни малейшего ущерба никакому божеству,  хотя бы  и женского  рода;  я веду бой против  варварства, против кровавой  тирании, против несправедливости, как повелел мой небесный отец»). Люди представляют Геракла этаким забиякой-воякой. Какое заблуждение!  Геракл – крупнейший   представитель   педагогического  оптимизма  в  европейской истории: обучение,  воспитание было  главным оружием,  с помощью которого он хотел добиться победы своих идей»
"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).