24.12.2019

Владимир Емельянов: У цивилизации только один путь - вавилоно-греческий

У цивилизации только один путь - вавилоно-греческий.

Как только какое-то общество начинает отпадать от этого пути или противопоставлять ему свою самобытность - оно начинает путь к деградации. 

Запад линяет, когда отходит от греческого начала в себе.

И арабская философия невозможна без греческих источников своего вдохновения.

И Россия сильна, когда она либо с византийским греческим 4 века нашей эры, либо потом с древнегреческим языком.

Начало греческой культуры - анатолийское и финикийское, а начало тех двух - шумеро-вавилонское. 

Продолжение греческой культуры в Византии тесно связано с сирийскими монастырями (т.е. все с той же шумеро-аккадской традицией).

Все остальные евразийства, тибетства, арийства, тем более китайства только отвращают от цивилизации и вводят в варварство.

Для самих своих народов они естественны, но уповать только на них равносильно деградации. Почему так? Не знаю.

Я защищаю множественность культур и одновременно желал бы приверженности этих культур заповедям единой цивилизации.

Что такое общечеловеческое? Это не западное, не восточное. Это то, что во всей современной цивилизации обозначает связь звездного неба и нравственного закона. И оно вавилоно-греческое. Как только отступают от него и надмеваются - познают худшее в себе самих, отравляются ядами самобытности, замыкаются в невежестве и жестокосердии.

22.12.2019

Пещера Аглавры, дочери Кекропа

На склонах Акрополя есть пещеры, где в древности были святилища богов. К сожалению, сейчас они почти все закрыты. Не единственная священная пещера, которую можно посетить - это пещера Аглавры, дочери мифического царя Кекропа. В этой пещере эфебы приносили присягу на верность Родине.

(с) Сергей Капранов

На схилах Акрополя є печери, де в давнину були святилища богів. На жаль, зараз вони майже всі закриті. Чи не єдина священна печера, яку можна відвідати - це печера Аглаври, дочки міфічного царя Кекропа. У цій печері ефеби складали присягу на вірність Батьківщині.

(с) Сергій Капранов

02.12.2019

"Мы стремимся восстановить греческий тип человека, который воплощает в себе гуманитарные ценности..."

"... Мы не подражаем тому или иному предмету старины, мы не пытаемся преодолеть многовековые пробелы, мы не изобретаем данные, мы не балуем литературу и нас не интересуют фестивальные события. Мы не стремимся восстановить древние практики поверхностным образом. Напротив, мы стремимся восстановить греческий архетип, то есть тип человека, который воплощает в себе гуманитарные ценности, которые наши предки впервые выразили и выдвинули, тип человека, который идет по пути Арета. Мы стремимся гуманизировать современное варварское общество современных греков (Romioi) на основе вечных эллинских ценностей и принципов, которые побуждают людей к созданию цивилизации, содействию культурному улучшению и терпимости, участию в многочисленных мероприятиях и становлению достойными истины богов".

Высший совет этнических эллинов

18.11.2019

Меандр (греч. μαίανδρος) - распространённый тип ортогонального орнамента

Меандр (греч. μαίανδρος) — распространённый тип ортогонального орнамента. Известен ещё со времён палеолита. Бордюр, составленный из прямых углов, складывающихся в непрерывную линию. Получил название от извилистой реки Меандр (ныне Большой Мендерес; от др.-греч. *meiən + *drowo-s «извилисто-текущая (река)»; ср. с перс. monhani – «изогнутый» и курдским yê mixenet – «змеиный») в Малой Азии (Эфес). Как указывает Сенека, река Меандр — «предмет упражнений и игры для всех поэтов, вьётся частыми излучинами, близко подступает к собственному руслу и опять поворачивает, не успевши влиться в себя самоё» (Сенека. Письма к Луцилию CIV:15). В меандровой ленте орнамента древние видели глубокий магический смысл, она отражала течение человеческой жизни. Прямизна, прямой путь символизировали добродетель (там же LXXM9-20; LXXXVIIM3; ср.: LXXIII:13-14). Меандр может состоять только из прямых углов, которые придают линии дополнительную жёсткость и соответствуют возрастанию в добродетели (см. о возможности увеличивать добродетель там же LXXM9).

Впервые встречается на Мезинской верхнепалеолитической стоянке (Украина, Черниговщина, 18 тыс. до н.э.). В Древней Греции меандр символизировал вечность, достигаемую воспроизводством: стареющее существо, сменяемое молодым, становится тем самым бессмертным; старая сущность сжимается, а новая разворачивается. Включение в меандр свастики обозначает присутствие в естественных жизненных процессах дополнительного фактора сверхъестественной благодати, которая в итоге становится доминирующим, организующим узлом каждого отрезка пути. Такой меандр до сих пор называется в Индии «nandavartaya» («нандавартайя»), то есть «свивание» или «круг счастья».

В качестве орнамента меандр часто употреблялся в этрусской и древнегреческой, а затем древнеримской, византийской, романской архитектуре на вазах, мелких предметах быта. Меандр можно найти, например, на фресках Виллы Мистерий в Помпеях, представленный разновидностью этого орнамента — так называемым «двойным меандром». Меандром украшался подол одежды, в архитектуре он использовался в рельефах и фризах.





23.09.2019

Андрей Чернов: Принцип Введенской


За разглашение тайны о несоизмеримости стороны квадрата и его диагонали был убит ученик Пифагора Гиппас из Метапонта. Однако в середине V в. до н. э., спустя полстолетия после смерти Пифагора, проблема иррациональности оказалась не только разрешена, но и воплощена в величайшем из архитектурных шедевров античного мира. Выход из тупика предложили архитектор Иктин и прораб Калликрат. Они обожествили иррациональные отношения и геометрическим способом рассчитали проект, а после возвели Парфенон по цельночисленным приближениям.

Републикуем очень простую и логичную, но умопомрачительную реконструкцию Наталии Введенской, доказавшей, что архитектурный облик Парфенона основан на соотношении иррациональных чисел: корней из двойки, тройки и пятерки.

Да, колонны Парфенона не строго перпендикулярны его основанию, а немного наклонены к его центру - так, что оси колонн сходятся  в одной точке на высоте нескольких км. Это зрительно подчёркивает стройность и величественность храма.

Но то, что объяснила Введенская, это принцип. Но чтобы мрамор дышал (то есть не казался мертвым) греки знали множество секретов. Они решали практическую задачу в прямом пространстве, а реализовывали ее в перцептивном. То есть брали поправку на перспективу и устройство человеческого глаза. Но это только поправка. Секрет, но не тайна.

А тайной было невозможность числом (целым числом!) выразить соотношения стороны и диагонали. Оказалось, что числом-то и впрямь невозможно, но при помощи линейки и циркуля эти невыразимые числом отношения можно воплотить сначала в виде чертежа, а там и в мраморе.

17.08.2019

Греческие скульптуры дышат такой высотой и величием, что требуют благоговения

... Ибо греческие скульптуры дышат такой высотой и величием, что требуют благоговения; они сравнимы лишь с древними песнопениями или монологами трагедий, то потрясенными, то торжествующими. Тот, кому удастся постичь смысл этих высоты и величия, найдет и ответ на вопрос, как видел древнегреческий дух совершенство человека и одновременно с ним — образ божества.

Вальтер Отто «Греческие Боги. Картина божественного в зеркале греческого духа».

27.07.2019

Демонтировали памятник богини Флоры

В Ялте в Никитском ботаническом саду 26 июля демонтировали памятник богини Флоры на центральной площади сада. На ее место установили бюст Ленина, который стоял на постаменте до 2012 года.


12.06.2019

05.06.2019

03.06.2019

Парфенон: храм покровительницы городов

Во все времена люди строили для боговых красивых храмов. В Древней Греции богов было много, поэтому им возводили непросто храмы, а настоящие города.

«Город Богов» можно увидеть в столице Греции – городе Афины. Этот архитектурный ансамбль построили ещё в V веке прошлой эры на холме.

Если бы люди могли путешествовать в прошлое, то они увидели бы Акрополь во всей красе. Каким удивительным он был: длинная парадная лестница, торжественные ворота с особым названием – Пропилеи, три величественных храма, главный и самый большой, из которых – Парфенон. Храм размером в половину футбольного поля, окружённый со всех сторон десятиметровыми колоннами, поражает своим размахом и сегодня, хотя сохранились от него одни развалины. Храм был посвящён богине мудрости, покровительницы города – Афине Парфенос. За это он и получил название Парфенон.

За свою многовековую историю правители и захватчики Афин превращали Парфенон в христианский храм, мечеть и даже в пороховой склад. Сейчас же этот прекрасный древнегреческий храм под защитой ЮНЕСКО и привлекает тысячи туристов со всего мира.

Обман зрения

В Парфеноне можно показывать фокусы. Например, если на один конец ступени положить небольшую игрушку (высотой 10-15 см) и, отбежав, посмотреть на неё с другого конца, то она окажется невидимой. Дело в том, что все поверхности в храме не ровные, а выпуклые или изогнутые. Даже колонны немного наклонены внутрь. Умные древнегреческие архитекторы, которых звали Иктин и Калликрат, сделали это специально, чтобы здание простояло много веков и не разрушилось даже при сильном землетрясении.

46 колонн, которые окружают прямоугольное здание храма, кажутся одинаковыми. Только и это обман зрения. Те, что стоят по углам более толстые. Их увеличили уже не ради прочности, а ради красоты. Опытные строители знали, что угловые колонны обычно кажутся легче и тоньше остальных, и, чтобы колоннада выглядела ровной, добавили им объёма.
"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).