21.12.2015

Эстетика Древней Греции

Впервые понятие ощущение мира, который реализуется в чувствах появляется в греческом термине "ейсетикос". Одним из первых философов, который попытался использовать чувства для осмысления эстетических явлений, был Пифагор (VI в. До н.э.). В процессе поисков первопричины бытия он предположил, что в основе мира лежит определенная абстракция - число, которое в дальнейшем в различных комбинациях создает конструкцию природного и человеческого бытия. Порядок мира, обусловлен "музыкально-числовым космосом", создавал гармонию жизни, в том числе и в искусстве. Числовая гармония пифагорейцев, что отождествляла совершенство и красоту, стала первой эстетической теорией античности. Среди видов искусства высшим носителем гармонии провозглашалась музыка, которая является носителем душевного равновесия, стимулирует душевное спокойствие.

Геометрически-математическое соотношение пропорций в древнегреческой науке сформулировало принцип красоты и совершенства в виде "золотого сечения" - соотношение пропорций, при котором целое так же соотносится со своей большей частью по соотношению: 5: 8 = 8: 13 = 13: 21 = 21: 34. Подобные пропорции заложены в основу одной и из величайших сооружений древней Греции - храм Парфенон. Греки считали, что человек имеет врожденные возможности чувствовать пропорции и гармонии.

С V в . до н.э. на смену чувственно-созерцательного понятия совершенного, прекрасного, приходит интерес к человеку, который способен увидеть красоту в природе и на этой основе развивать мир и самого себя. Очеловечивание прекрасного нашло яркое отражение во взглядах философа Сократа. По мнению философа прекрасное по сути совпадает с целесообразным, с тем, что имеет смысл и этим содержанием касается разнообразных проявлений человеческого бытия. Пытаясь раскрыть связь между этическим и эстетическим, Сократ вводит понятие калокагатия - сочетание древнегреческих слов прекрасный и добрый (совершенный в плане морали). Это понятие древнегреческой эстетики определяло основное условие красоты индивида - гармонию внешнего и внутреннего.

20.12.2015

Психологические механизмы культуры

Человечество за тысячелетия прошло множество этапов, каждый из которых открывал в человеке все новые и новые грани. Говорят, из животного мира человек пришел тихо и незаметно. Сотни столетий минуло, прежде чем сформировалась физическая и психическая конституция человека, причем на формирование психики потребовалось гораздо больше времени. Важнейшие психические изменения проходили не только в доисторические времена, но и на протяжении уже известной и захронографированной истории. Эти изменения во многом обуславливали специфику культуры той или иной эпохи. Развитие человеческой психики вело за собой трансформацию культуры, а она, в свою очередь, провоцировала дальнейшие изменения психики. Предметы, хранящиеся в музеях, дошедшие до нас сквозь столетия, изъятые из контекста, мало что могут рассказать о себе и тем более не могут вскрыть причины формирования данного типа культуры. И только тогда, когда культура становится объектом междисциплинарного исследования, становится возможной ее реконструкция, которая может дать нам понимание закономерностей цивилизационного процесса. Поэтому мы можем разобраться в особенностях культур давно ушедших веков только в том случае, если поймем специфику психологии этих культур.

Психические процессы: мышление, память, восприятие и другие, — составляют ядро человеческой деятельности. Недаром характеристика человека как вида: homo sapiens, человек разумный, — на первое место ставит интеллектуальные способности человека, которые и позволили ему создать для своего личного пользования вторую природу — культуру, что для животного было в принципе невозможно. Но для того, чтобы культура могла зародиться и эволюционизировать, человеческому существу необходимо было наличие особых психических свойств, состояний и процессов, отличающих его от животного. Правильнее даже сказать, следующий уровень развития психики по сравнению с животными.

18.11.2015

Лара, Лары и Гермес

Нимфа Лара прославилась своей красотой, а также необыкновенной болтливостью, остановить которую не мог никто. Эта прекрасная девушка говорила, не умолкая, с утра до вечера выбалтывала все, что знала.

Однажды она навлекла на себя гнев Зевса, поскольку Гера узнала от неё об очередной его возлюбленной. Разгневанный Зевс лишил Лару возможности говорить и, приказал Гермесу увести её в Аид. Но Гермес пленился красотой нимфы и, на берегу Леты овладел ею. Затем он выполнил приказ отца и привёл Лару к Гадесу. Но Гадес и Персефона не захотели оставлять у себя немую нимфу и она ушла жить на берег Леты.

Гермес регулярно навещал свою возлюбленную при каждом посещении подземного мира и узнавал его сокровенные тайны (мистерии). Лара родила ему двух детей, которых в честь нее назвали Ларами. В римской мифологии Ларам римляне воздавали божеские почести, для них оставляли специальные места у семейного очага, ибо они, по преданию, были хранителями дома и семьи.

24.08.2015

Натэлла Сперанская: Эллинство как примирение Востока и Запада


... Приверженцы идеи Третьего Возрождения считали эллинскую культуру бессмертным образцом всей европейской культуры и полагали, что призвание русской (и шире – славянской) культуры состоит в том, чтобы возродить культуру эллинскую.

Понятие эллинство несет в себе то, что можно назвать духом Эллады, его мировоззренческой составляющей. Элинство претерпевало метаморфозы (при неизменном сохранении культурного ядра): и в период архаики (VIII-VI вв. до н.э.), и в классический период (V-IV вв. до н.э.), и в эпоху эллинизма (III-I вв. до н.э.).

«Новым Заветом в эллинстве» Вячеслав Иванов считал религию Диониса.

Почему Зелинский говорил именно о Третьем Возрождении? Он учил, что европейский мир пережил два великих Возрождения классической античности: Романское (XIV-XVI вв) и Германское (XVIII-XIX вв.). Первое началось с Петрарки, затем передалось Флоренции, а через нее и всему итальянскому миру, чтобы далее распространиться по всей Западной Европе. Второе («неогуманистическое») Возрождение было плодом Первого: возникнув в Англии (подъем английской культуры), оно достигло своего высочайшего пика в Германии, где, по словам Зелинского, оно «сосредоточилось в колоссальной личности Гете и озарило своими лучами весь европейский мир, не обойдя на этот раз Россию». Третье Возрождение, согласно Зелинскому, будет иниициировано третьим великим европейским народом, то есть славянами, которые примут в свою душу семя античности и произрастят его. Более того – «оплодотворят» души других народов. Таким образом, Третье Возрождение Зелинский называл Славянским.

Эта идея, вдохновившая многих мыслителей того времени, примиряла западников и славянофилов, снимая острый конфликт. Зелинский видел, что мировая история являет нам улыбку Мойры, но никогда не позволял сомнениям одержать верх. Опасный заговор против основ современного общества во имя греческого идеала был заключен.

Другой приверженец идеи Третьего Возрождения Н.М.Бахтин писал: «Все мы – изучавшие античность, философы и поэты – кружок, который обычно собирался для обсуждения проблем соотношения действительности с классической античностью. Несколько высокомерно мы называли это «Союзом Третьего Возрождения», ибо верили, что являемся провозвестниками нового, вот-вот грядущего Русского Возрождения – окончательного и высшего слияния современного мира с эллинистической концепцией жизни. Как и все в России, изучение античности было не столько предметом чистой науки, сколько средством изменить мир. Стать исследователем греческой культуры означало принять участие в опасном и восхитительном заговоре против основ современного общества во имя греческого идеала».

20.03.2015

Овидий

20 марта 43 года до Р. Х. родился бессмертный римский поэт Ови́дий (Пу́блий Ови́дий Назо́н), автор поэм «Метаморфозы», «Наука («Искусство») любви», «Лекарство от любви», а также любовных элегий.

На Голанах нашли маску Пана


Важная и необычная археологическая находка сделана на Голанских высотах, в километре от восточного побережья Кинерета возле киббуца Эйн Гев. В ходе раскопок археологов Хайфского университета на территории национального парка Сусита была найдена бронзовая маска греческого бога Пана, датируемая I в до н.э. — I в н.э.

По словам руководителя раскопок доктора Михаэля Изенберга в поле за воротами эллинистического города Сусита (по-гречески Hippos), основанного во 2 веке до н.э. совершались оргиастические праздники Пана, с обильным возлиянием вин и сексуальными оргиями. С этими культовыми праздниками и связаны маски Пана, и найденная на днях — самая большая из всех обнаруженных на территории Израиля. Археолог отмечает, что обычно они не превышают размеры головы человека, а маска из Суситы существенно больше.

Доктор Изенберг добавил в интервью агентству Ynet (опубликовавшему снимки маски), что в последние годы в Сусите было сделано несколько важных находок, в частности базальтовое надгробие со скульптурным изображением усопшего, и скульптура Геракла, которую вымыли из почвы обильные дожди 2011 года.

Глава лаборатории института археологии Хайфского университета Александр Ярмолин рассказал, что маску нашли с помощью миноискателя, который почувствовал громадный металлический предмет. Рожки и завитки волос сразу указали на то, что речь идет о маске Пана.

О распространенности культа Пана в эллинистических городах Галилеи и Голан говорит и название поселения и источника у подножья Хермона — Баньяс, арабизированного Панион.

19.03.2015

Натэлла Сперанская: Третье Возрождение античности неизбежно

- Проект, который Вы представляете, носит название «Бронзовый век». В чем для Вас суть этой концепции?

- В «Метаморфозах» Овидия говорится о четырех веках человечества: Золотом, Серебряном, Бронзовом и Железном. В отличие от Овидия, Гесиод в поэме «Труды и дни» называет не четыре, а пять веков, добавляя Героический век, который, по его представлениям, предшествует Железному. Эта модель применима и к культурно-историческим процессам. XIX столетие в истории русской культуры отмечено рождением подлинных гениев, оставивших свой вклад во всех областях: от литературы и живописи до философии и науки (Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др.). Этот период принято считать «золотым веком» русской культуры. Серебряный век пришелся на период между 1890-х гг. по начало 1920-х. гг. и, на мой взгляд, это было время Проторенессанса. После Серебряного века должен был наступить век Бронзовый. Именно этот период я склонна связывать с грядущим и неизбежным культурно-философским Ренессансом. Сегодня мы можем назвать его предтечь и учителей, но назвать имена его представителей нам будет намного сложнее. В России о Бронзовом веке впервые заговорил философ и мой учитель Александр Дугин. Он представил и обосновал эту концепцию в гесиодовском ключе применительно к русской культуре. Я продолжаю эту традицию.

- То есть Вы обращаетесь к античным представлениям и используете учение Гесиода о пяти веках? Как я успела заметить, Гесиод в целом оказал большое влияние на Ваши философские воззрения?

- «Теогония» Гесиода  (наравне с эпопеями Гомера) была в некотором роде священной книгой культа эллинов и неопровержимым авторитетом в делах их религии; именно на сказаниях и мифах Гесиода было построено все здание греческой мифологии. Конечно, Гесиод фундаментальный для меня автор, его поэма является фактически единственным дошедшим до нас произведением, в котором отражена Τιτανομαχία, на структуре которой я основываю все главные положения моей книги «Дионис преследуемый». Думаю, что с «Теогонии» начался инициатический путь и другого уважаемого мной мыслителя, Фридриха Георга Юнгера.

- Вы имеете в виду его «Греческие мифы»?

- Да, именно так.

- Хорошо, вернемся все-таки к русскому Ренессансу. В чем Вы видите основное отличие Серебряного века от наступающего Бронзового?
"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).