29.07.2020

Говард Ф. Лавкрафт и античность

"... Уже в своих первых детских литературных опытах Лавкрафт воспевает богов и героев Античности. Удивительно, но будучи еще семилетним ребенком, он одолел «Одиссею» и даже написал своеобразное подражание ей. Позднее он создал похожие переложения «Илиады» и «Энеиды», а также пересказы сюжетов из греческой и египетской мифологии. Лавкрафт вспоминал впоследствии: «В возрасте примерно семи или восьми лет я был истинным язычником, столь опьяненным красотой Греции, что приобрел почти искреннюю веру в старых богов и природных духов. Я в буквальном смысле воздвиг алтари Пану, Аполлону и Афине и высматривал дриад и сатиров в сумеречных лесах и полях. Раз я твердо поверил, что узрел неких лесных созданий, танцевавших под осенним дубом, – что-то вроде “религиозного опыта”, в некотором смысле такого же истинного, что и субъективный экстаз христианина» [Спрэг де Камп А. Лавкрафт: биография. СПб., 2008. С. 38]... Раннему знакомству Лавкрафта с различными мифологическими сюжетами немало способствовала обширная родовая библиотека его деда по материнской линии – Уиппла Ван Бюрена  Филлипса. О ее содержимом толком ничего не известно, кроме того, что она являлась самой крупной из частных библиотек Провиденса. По всей вероятности, видный масон Уиппл Филлипс был далеко не простым человеком, как, впрочем, и весь род Лавкрафта. По линии своей бабушки Хеллен  Оллгуд Лавкрафт состоял в родстве с  Месгрейвами  из  Камберленда. Предание гласит, что один из предков Месгрейвов исхитрился похитить у эльфов волшебный кубок, и жители полых холмов, не сумевшие вернуть похищенное, возгласили пророчество, согласно которому, покуда кубок не будет разбит, удача будет сопутствовать роду похитителя. Этот загадочный кубок сохранился и по сей день".

[Комогорцев А. Х.Ф. Лавкрафт и новая мифология ХХІ века // https://history.eco/komogorczev_lavkraft_i_novaya_mifologiya_xxi_veka/]
"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).