29.03.2019

Храм в Гарни

Гарни (арм. Գառնի, [gařní]) — древнеармянский языческий храм I в. н. э. в Армении, в 28 км от Еревана в марзе Котайк, в долине реки Азат, рядом с селом Гарни. Храм был восстановлен из руин в советское время. Гарни представляет собой изящный периптер эллинистическо-римского типа.

Крепость Гарни упоминается Тацитом в связи с событиями в Арме­нии ещё в первой половине I в. н. э.

Была построена армянским царём Трдатом I(54—88 гг.) в 76 г., о чем свидетельствует обнаруженная там же его над­пись на греческом языке: «Гелиос! Трдат Великий, Великой Армении (Μεγαλη Αρμενια) государь, когда властитель построил агарак царице (и) эту неприступную крепость в год одиннадцатый своего царствования…».

Об этой надписи имеются упоминания у Мовсеса Хоренаци, который приписывал её, как и перестройку крепости, Трдату III Великому(286—330 г.).

Крепость Гарни одно из ярких свидетельств многовековой культуры дохристианского периода Армении. Крепость Гарни начали строить еще во II веке до нашей эры и продолжали застраивать в течение античной эпохи и частично в средние века. В конечном итоге армянские правители сделали ее неприступной. Цитадель защищала своих жителей от иноземных нашествий более 1000 лет.

Армянские цари очень любили это место — и не только из-за ее неприступности, но и по причине потрясающего климата — и превратили его в свою летнюю резиденцию. Крепость Гарни находится в 28 км от столицы Армении Еревана. В стратегическом отношении местоположение Гарни было выбрано чрезвычайно удачно. Согласно найденной на территории Гарни урартской клинописи крепость эта была завоевана урартским царем Аргишти в первой половине VIII века до нашей эры, после чего он собрал население Гарни в качестве рабочей силы и направился в сторону современного Еревана, где построил крепость Эребуни, впоследствии ставшей Ереваном.

Крепость Гарни занимает господствующий над прилегающей местностью треугольный мыс, огибаемый рекой Азат с двух сторон, глубокое ущелье и отвесные склоны служат неприступным естественным рубежом, в остальной части крепости создана мощная оборонительная система- могучая крепостная стена с четырнадцатью башнями.

На том участке, где подход к крепости был осложнен природными условиями башен меньше, они поставлены на расстоянии 25-32 м друг от друга. А в той части, где противник мог сравнительно беспрепятственно подойти к стенам и, башни возведены чаще, и находятса на расстоянии 10-13,5 м друг от друга. Башни имели прямоугольную форму. На Армянском нагорье прямоугольные башни существовали еще с урартских времен.

Как крепостные стены, так и башни построены из больших глыб местного голубоватого базальта, без раствора. соединены железными скобами, углы соединения залиты свинцом. Крепостные стены имеют толщину 2,07-2,12 м и длину по всему периметру (вместе с башнями) 314,28 м. В отдельных местах сохранилось 12-14 рядов высотой до 6-7 м. Внутрь крепости можно было попасть лишь через одни ворота шириной с одну колесницу. При этом численность войск в крепости была огромной.

Исторический комплекс Гарни находится рядом с одноимённым современным посёлком. Храм Гарни, единственный сохранившийся на территории Армении памятник, относящийся к эпохе  язычества и эллинизма. Как полагают, он был посвящён языческому богу Солнца Митре. Построен рабами-греками, оставившими на камнях надпись — жалобу на то, что им не заплатили за работу.

В результате сильного землетрясения в 1679 г. храм был почти полностью разрушен, его восстановили в 1966—1976 г. Возле храма сохранились остатки древней крепости и царского дворца, а также здание бани, сооружённое в III веке. Здание включало не менее пяти помещений различного назначения, из которых четыре имели по торцам апсиды. Полы украшены  эллинистической  мозаикой.



"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).