07.11.2016

Гимн Луция Апулея богине

Апулей, посвященный в мистерии богини, в следующих словах описывает чувство, вскоре после просветления охватившее его в храме богини перед её изображением: 

«Я пробыл там еще несколько дней, вкушая невыразимую сладость созерцания священного изображения, связанный чувством благодарности за бесценную милость... И вот, повергнувшись ниц перед богиней и прижимаясь лицом к стопам ее, обливаясь слезами, голосом, прерываемым частыми рыданиями, глотая слова, я начал: “О, святейшая, человеческого рода Избавительница Вечная, смертных постоянная Заступница, что являешь Себя несчастным в бедах Нежной Матерью. Ни день, ни ночь одна, ни даже минута краткая не протекает, Твоих благодеяний лишенная: на море и на суше ты людям покровительствуешь, в жизненных бурях простираешь Десницу Спасительную, которой рока нерасторжимую пряжу распускаешь, ярость Судьбы смиряешь, зловещее светил течение укрощаешь. Чтут Тебя вышние боги, и боги теней подземных поклоняются Тебе; Ты круг мира вращаешь, зажигаешь солнце, управляешь вселенной, попираешь Тартар. На зов Твой откликаются звезды, Ты - чередования времен Источник, Радость небожителей, Госпожа Стихий. Мановением Твоим огонь разгорается, тучи сгущаются, всходят посевы, подымаются всходы. Силы Твоей страшатся птицы, в небе летающие, звери, в горах блуждающие, змеи, в земле скрывающиеся, чудовища, по волнам плывущие. Но я для воздаяние похвал Тебе — нищ разумом, для жертв благодарственных — беден имуществом; и величием Твоим во мне рожденные, и тысячи уст не хватило бы, тысячи языков и неустанного красноречья потока неиссякаемого! Что ж, постараюсь выполнить то единственное, что доступно человеку благочестивому, но неимущему: Лик Твой Небесный и Божественность Святейшую в глубине моего сердца на веки вечные запечатлею и сберегу»

(Перевод с латинского М. А. Кузьмина (Апулей. Апология, Метаморфозы, Флориды. — М., Изд. АН СССР, 1960, с. 312).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).