22.05.2017

Михаэль Шрайбман: Как римляне становились евреями?

...Точно так же, как христианами. Переход в иудаизм носил массовый характер в Римской империи. Предки современных евреев (или во всяком случае громадная их часть) никакого отношения к Палестине не имели. В иудаизм массово переходили жители всех регионов империи, включая испанские, греческие, итальянские и германские земли. Не существует никакой "еврейской расы" и никакого общего корня в Палестине.

Существует история распространения по планете иудаизма, а так же история переселения иудейских общин - потомков италийских, греческих, североафриканских, сирийских, испанских и германских прозелитов. Ну и еще любопытно, что особая роль в распространении в Риме иудаизма принадлежит женщинам:

"В начале III века н. э., когда число иудеев в Средиземноморье достигло апогея, Дион Кассий высказался по поводу этого исторического явления весьма категорично: «Я не знаю, откуда произошло это название [иудеи], однако оно обозначает людей, живущих по общим законам, даже если они происходят от разных народов».[295] Христианский теолог Ориген (Origenes), живший примерно в то же время, писал: «Термин «иудеи» (Ioudaios) обозначает не этнос, а выбор [определенного образа жизни]. Человек, не принадлежащий к иудейскому племени, однако принявший его обычаи и обратившийся в иудаизм, без всяких оговорок будет именоваться иудеем».[296] ...

Уже самое раннее упоминание об иудаизме в римских источниках связано с иудейским прозелитизмом; значительная часть содержащихся в римской литературе сведений, касающихся евреев, которые не были жителями Иудеи, также соотносится с этим важнейшим явлением. Изредка вспыхивавшая в Риме враждебность по отношению к иудеям обычно порождалась проводимой ими религиозной пропагандой. Римляне, в большинстве своем закоренелые политеисты, терпимо относились к чужим верованиям, включая иудаизм, официально признанный ими легитимной религией (religio licita). Тем не менее они не понимали и не принимали монотеистический принцип исключительности божества и еще менее того – упорное стремление иудеев побудить иноверцев сменить религию и отказаться от веры и обычаев своих предков. Правда, в течение долгого времени переход в иудаизм не считался преступлением, однако было известно, что любой прозелит отказывается от верности государственным богам, а такая «измена» трактовалась как угроза существующему политическому порядку.

Согласно Валерию Максиму (Valerius Maximus), жившему в эпоху императора Августа, уже в 139 году до н. э. из Рима были высланы на родину иудеи и астрологи за то, что «пытались повлиять на умы римлян отправлением культа Юпитера Сабазия».[297] Следует помнить, что как раз в это время в Иерусалиме упрочивала свою власть миссионерствующая династия Хасмонеев, приславшая в 142 году в Рим дипломатическую делегацию во главе с Шимоном, сыном Матитьягу, для заключения союза. Иудейский монотеизм начинал набирать силу; вследствие этого укрепились и его уверенность в себе, и пренебрежительное отношение к язычникам.

Мы не знаем, откуда пришли упомянутые выше иудейские проповедники. Относительно термина «Юпитер Сабазий» также существуют разные мнения. Возможно, речь идет о каком-то иудеоязыческом синкретическом культе. Однако куда вероятнее, что Юпитер – это просто обозначение иудейского «Бога», а под Сабазием подразумевается Саваоф (от «цеваот» – воинство) или Шабат (суббота). Уже Теренций Варрон (Varro, 116-27 до н. э.), блестящий римский ученый, отождествил Юпитера с иудейским Богом и с присущим ему жестким латинским здравым смыслом заявил: «Неважно, каким именем его называют, если подразумевается одно и то же».[298]

Это был не единственный случай изгнания иудеев из Рима за миссионерскую деятельность. В 19 году н. э., во время правления императора Тиберия, иудеи, а также приверженцы иных культов были высланы из столицы, причем на этот раз число изгнанных оказалось довольно значительным. Тацит в своих «Анналах» сообщает: «По решению Сената четыре тысячи зараженных этими суевериями вольноотпущенников были отправлены в Сардинию». Участникам «нечестивых обрядов», не принадлежавшим к сословию вольноотпущенников, было предписано покинуть Италию [299] Схожие рассказы мы находим и у других историков. Светоний (Suetonius, 69/75-130) добавляет, что Тиберий удалил из города и тех, кто «придерживался сходных [с иудеями] мнений»,[300] то есть иудействующих неевреев. Дион Кассий позднее писал, что «поскольку в Риме собрались огромные массы иудеев, побуждавших местное население перенять их образ жизни, он [Тиберий] изгнал большинство из них»...

Гораций (Horatius, 65-8 до н. э.), прославленный римский поэт, в известном стихотворении высмеивал миссионерскую одержимость евреев: «Вступятся все за меня; а нас [поэтов] – таки очень немало! Как иудеи, тебя мы затащим в нашу ватагу!»[305]. Этот отрывок красноречиво иллюстрирует миссионерский «имидж» иудеев в данную эпоху.

Сенека (Seneca, 4 года до н. э. – 65 года н. э.) считал иудеев проклятием, поскольку их обычаи «приобрели огромное влияние и распространились по всему миру; побежденные навязали свои законы победителям» [306].

Историк Тацит, не особенно любивший иудеев, еще сильнее ненавидел «иудействующих». Он писал с нескрываемым возмущением: «Все низкие негодяи, презревшие веру отцов, издавна приносили им ценности и деньги, отчего и выросло богатство этого народа... Они и обрезание ввели, чтобы отличать своих от всех прочих. Те, кто перенимают их обычаи, тоже поступают таким образом и прежде всего должны воспылать презрением к своим богам, отречься от родины, отказаться от родителей, детей и братьев» [307]...

На исходе II века Цельз (Celsus), философ, известный своей неприязнью к христианам, проявлял гораздо меньше враждебности по отношению к иудеям. Но поскольку число людей, переходивших в иудаизм и отказывавшихся от веры отцов, неуклонно увеличивалось, он стал относиться с открытой ненавистью к новообращенным. Он подчеркивал, что не находит «ни малейшего изъяна в иудеях, хранящих верность своим законам», а отвергает лишь тех, «кто оставляет собственные традиции во имя иудейских» [309].

Таким образом, иудейский прозелитизм серьезно беспокоил римские власти и вызывал раздражение у многих выдающихся интеллектуалов. Они понимали, что иудаизм становится сильнейшей аттракцией и мощным соблазном для широких кругов римского общества. Все психологические и интеллектуальные явления, обеспечившие впоследствии фантастический успех христианства и его историческую победу, временно "работали" в эту эпоху на иудаизм. Наиболее дальновидные римляне консервативного толка ощутили надвигающуюся угрозу и (по-разному) высказывали опасения на ее счет.

Кризис гедонистской римской культуры, отсутствие коллективных "ценностных" верований и безудержная коррупция, охватившая разбухающий аппарат управления империей, естественным образом порождали стремление к жесткой системе общественных норм и устойчивым культовым рамкам; иудейская религия успешно его удовлетворяла. Вдобавок субботний отдых, концепция награды и наказания, вера в загробный мир, а главное - трансцендентная надежда на воскрешение из мертвых оказались действенными идеями, побудившими очень многих уверовать в иудейского Бога.

Кроме того, следует помнить, что иудаизм порождал чувство принадлежности к общине, которого так не хватало жителям непрерывно расширяющейся империи, расшатывавшей и разрушавшей старые идентичности и традиции. Разумеется, было непросто приспособиться к новой системе заповедей, однако присоединение к святому, избранному народу давало прозелитам бесценное ощущение своей особенности, вознаграждавшее за старания. Чрезвычайно интересным является здесь гендерный аспект: как правило, именно женщины были авангардом широкого прозелитского движения [310].

В упомянутом выше рассказе Флавия о Дамаске говорилось, что иудаизм был чрезвычайно популярен среди женщин города; мы помним также, что царица Елена сыграла центральную роль в истории принятия иудаизма адиабенской царской династией. Совсем не случайно в Новом Завете Савл из Тарса, он же Павел, взял в ученики человека, у "которого мать была Иудеянка уверовавшая, а отец Еллин".[311] И в Риме именно женщины легче всего принимали закон Моисея. Поэт Марциал (Martialis), прибывший в столицу империи с Иберийского полуострова, в своих "Эпиграммах" насмехается над женщинами, соблюдающими субботу [312]. В эпиграфических материалах из еврейских катакомб Рима упоминается не меньше женщин-прозелиток, чем мужчин-прозелитов. Особо примечательной является надпись, посвященная Ветурии Пауле (Veturia Paulla), основавшей две синагоги и после обращения в иудаизм ставшей Сарой [313]. Фульвия, из-за которой, по утверждению Флавия, в 19 году н. э. иудеи были изгнаны из Рима, также полностью обратилась в иудаизм. Помпония Грецина (Pomponia Graecina), жена Авла Плавтия, знаменитого военачальника, покорившего Британию, была предана суду и изгнана мужем за приверженность иудейской (быть может, христианской) религии. Императрица Поппея Сабина (Poppea Sabina), вторая жена Нерона, тяготела к иудаизму и не скрывала этого. Эти знатные женщины, как и многие другие, распространяли иудейскую веру в высших слоях римского общества.

Существуют данные, свидетельствующие о том, что иудаизм был популярен и в низших слоях городского общества, например среди солдат и вольноотпущенников [314]. Из столицы он проник и на покоренные римлянами европейские территории, в частности в южную Галлию, в Испанию, а также в славянские и германские земли...

Часто цитируемый афоризм рава Хелбо, произнесенный, по-видимому, в начале IV века н. э.: "Тяжелы прозелиты для Израиля словно чесотка" (Йевамот 47б) - никоим образом не отражает позицию Талмуда по вопросу о прозелитах и принятии иудаизма иноплеменниками. Ему можно противопоставить не менее определяющее и, по всей вероятности, более раннее высказывание рава Элазара: "Лишь для того рассеял Святой, благословен Он, Израиль среди народов, чтобы к нему присоединились прозелиты" (Псахим 87б). Другими словами, тяготы "диаспоры" и оторванность от Святой земли потребовались лишь для того, чтобы иудейская религиозная община пополнилась новыми адептами и укрепилась. Между этими двумя полюсами находится широкий спектр самых различных мнений, отражающий как революционные перемены, произошедшие в первые века новой эры, так и персональные склонности законодателей".

Шломо Занд. Кто и как изобрел еврейский народ
.
P.S. В наши дни в Израиле и за его пределами наблюдается переход в иудаизм самых разных людей, как и 2 000 лет назад. Еще через 500 лет у евреев будут рождаться симпатичные дети с негроидными чертами, потомки эфиопов, эритрейцев и американских негров, смешанные с принявшими иудаизм пуштунами, индусами и славянами, похожие на часть современных бразильцев, которые будут возносить хвалу Моисею, выведшему их предков их Египта ;)
.
P.P.S. Для желающих поговорить о новейших сионистских расово правильных открытиях в области генетики, перенесу сюда комментарий из другого поста: "Вы привели лишь несколько мнений генетиков. Однако, существуют прямо противоположные точки зрения. Именно точкИ зрения. Результаты исследований, проведенных доктором Эраном Эльхаиком, были опубликованы в Genome Biology and Evolution... Согласно публикации, большая часть евреев Центральной и Восточной Европы ведёт своё происхождение от потомков населения Хазарского каганата, переселявшихся туда в V—XII веках с территорий Ближнего Востока и Междуречья и мигрировавших на запад в Х—XIV веках по мере распада каганата. Доктор Эран Эльхаик утверждает, что именно выходцы из Хазарии, а не евреи рейнских общин, явились основой при формировании субэтнической группы ашкеназов. В 2013 году были опубликованы результаты исследования наследуемой по материнской линии митохондриальной ДНК ашкеназских евреев, возводящие их происхождение практически исключительно к исходному женскому пулу на территории северной Италии. Впервые осуществлённое исследование распределения частоты аллелей в целиком секвенированных геномах 128 ашкеназских евреев (2014) оценило их происхождение примерно поровну из ближневосточных и европейских исходных популяций."

Таким образом, никакого единого мнения у генетиков о происхождении европейских евреев - ашкеназов нет, мнения высказываются абсолютно разные. Но даже ближневосточная версия происхождения большинства или половины евреев ничего не говорит о Палестине. Ближний Восток - он большой. У Вас, допустим ближневосточное происхождение? Отлично, вероятно Ваша пра-пра-прабабушка - сирийка или дочь финикиян, приняла иудаизм 2 тысячи лет назад, а потом ее взял в жены римский солдат-германец, правоверный иудей. Добро пожаловать в реальный мир.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).