26.06.2017

Артем Мелконян: Пять чувств, Пять ордеров архитектуры и Пять великих философов и пророков

Пять чувств, Пять ордеров архитектуры и Пять великих философов и пророков, на протяжении 1000 лет истории, как бы пополам разбивающие время - до и после нашей эры: начиная с Будды, Заратустры, Конфуция и Пифагора (6 век до н.э.), завершая с Могаметом (6 век н.э.). И весь этот тысячелетний промежуток времени важная эпоха в становлении нашей цивилизации, как основа основ в культуре и в архитектуре, где практически и образуется вся система Пяти ордеров архитектуры, о которых еще и говорится в Конституции Андерсена. Все эти Пятерки не просто так фигурируют в ритуалах масонской традиции во Второй Степени. В них заложена глубокая практическая и метафизическая идея, поскольку именно во Второй степени, при становлении в Масоны, неофит начинает понимать горизонты Традиции (строительный инструмент Уровень Первого Стража), смотреть в глубь себя, или - в века.

Ордер - сочетание вертикальных несущих опор (колонн, столбов) и горизонтальных несомых частей (антаблемента) архитектурной конструкции, их строение и художественное оформление. В трактате “Идея всеобщей архитектуры” В. Скамоцци называет ордер отражением космического порядка, созданного богом. Здесь же впервые появляется сам термин “ордер” (от лат. ordo — порядок). Эта теория небесного происхождения ордера подкреплялась гипотезой о его применении в библейском Иерусалимском храме.

Первое словесное описание ордеров было сделано только в конце I в. до н.э. римским архитектором Витрувием. В трактате “Десять книг об архитектуре” к трем основным греческим ордерам он добавляет еще и тосканский (названный в честь этрусков, или тусков). Он же определил характер каждого ордера. Дорическими нужно было делать храмы могучих и мужественных богов (Марс, Геркулес, Минерва). Нежный коринфский ордер посвящать Венере и Флоре, а ионический Юноне и Диане. 

Впервые ордера начали соотноситься с физическим типом человека: дорический — могучий герой, коринфский — стройная девушка, а ионический — изящная женщина.

В Древнем Риме трактат Витрувия служил еще чисто практическим наставлением. Подлинная его слава начинается в Италии XV в. Инициатором восстановления ордера традиционно считается Флиппо Брунеллески. Начал он с обмеров и описаний античных памятников, а закончил включением ордера в собственные постройки. Уже в XV в. начал формироваться канон европейской архитектуры, просуществовавший до XIX в. И основой этого канона становится ордер.

В XVI в. ордерный канон окончательно оформился. Появился композитные ордер (сочетание ионического и коринфского). Окончательно узаконилось соотношение ордеров (снизу вверх: тосканский, дорический, ионический, коринфский, композитный). Одновременно каждый ордер становится атрибутом какой-либо группы христианских святых и его рекомендуют применять в посвященных им церквах.

Однако, в Италии XVI века формируется и оппозиция ордеру. В XVII в., когда архитектурным центром становится Франция, начинается мощное эллинофильское движение, считавшее высшим достижением зодчества формы, выработанные в Древней Греции.

Читая исторические хроники в Конституции Андерсена про становление Великого интегрированного мирового масонства, мы фиксируем очень важный фрагмент перехода из одной системы глобального управления в другую, некий переломный момент, как в плане архитектуры и организации стройки, так и в управлении страной и цивилизацией в целом, то есть универсальные концепции учения для эффективного контроля , в какой бы это не было сфере жизни. Читаем из Конституции Андерсена 1723 года из исторической хроники: «…По окончании же Войн и по реставрации Королевского Дома, точно так же было возрождено истинное Каменщичество, особенно же после несчастья, а именно Лондонского Пожара в году 1666-м, потому что тогда городские дома были восстановлен в более Романском стиле, а Король Карл 2-й заложил основание нынешнего Собора Св. Павла в Лондоне (потому что старый готический собор сгорел) в стиле Собора Св. Петра в Риме, и это строительство проходило под руководством талантливого архитектора сэра Кристофера Рена».

В середине 17 века Англия, уже представляющая протестантский готический вектор, резко отказывается от рыцарской каббалистической мистики и неожиданно черпает сокровищницу Ренессанса, через архитектурные принципы. Как если бы Англия поставила себе глобальную цель перенести вектор культурно-политического генератора Европы из Рима в Лондон. И чтобы этот курс в дальнейшем успешно развивать во всех направлениях жизни в обществе по всей Европе, принимается решение на уровне Королевского Дома организовать некую интегрированную площадку, по аналогии той которая образовалась при реконструкции Лондона после Пожара, то есть уже имея на этом этапе опыт в эффективности и конструктивности в работах проектирования. Как стратегическая площадка преобразования цивилизации, культуры и социальных институтов.

Таким образом, разрабатывая Конституцию для Великой Ложи Англии, под авторством протестантского священника Андерсена, охватывается обширный культурный пласт цивилизации имеющий хроники 6000 лет, где особое место занимают именно промежуточные вышеуказанные 1000 лет, как если бы разбить весь срок на 6 частей, такой же важный ключевой инструмент цикличности, по аналогии 6-и дней творения в Книге Бытия в Библии.

И этот промежуток особо развертывается в плане философских и архитектурных конструктивных концепции в ритуальных текстах, как некая золотая эпоха при становлении нашей цивилизации, где Пять ордеров архитектуры как бы представляют гармонично сбалансированные чувства в человеке, которые взаимодействуя в купе могут раскрыть Шестую точку интуиции, или букву G - Имя Бога.

Как говорится в Традиции: Ибо только Пятеро могут организовать внутри Ложи работы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).