16.09.2016

Греко-буддизм

Однажды древние греки приняли буддизм и это — одна из самых странных историй в мире.

"Однажды Геракл стал лучшим другом Будды и за это был назначен японским богом могущества. Однажды греки приняли буддизм и развалили его, а в ответ индусы уверовали в Зевса и Аполлона". 

И, знаете что? Все это – не альтернативная история или бредни академика-фрика, это – реальные хроники, которые никогда не перестанут удивлять. Речь идет о греко-буддизме, одной из самых странных вещей, которая произошла на осколках империи Александра Великого.

Один из самых ярких моментов из учебника по истории за пятый класс: Александр Македонский захватил половину цивилизованного мира и благополучно умер, не дожив до 33 лет. После этого вся его империя немедленно развалилась, но дело было сделано: повсеместно, от Средиземноморья до Индии, была привита греческая культура, правила эллинская элита, строились храмы богам-олимпийцам, и по всей этой территории распространилась греческая речь, письменность и философия.

Как это часто бывает, самое интересное происходило в местах, которые считались окраиной, на самом дальнем востоке греческого мира. На стыке великой индийской и великой античной цивилизаций оказалась Бактрия – довольно крупное, но не слишком мощное государство на территории современного Пакистана и Афганистана.

Зажатое между двумя мирами, оно было диким плавильным котлом, в котором варилось то, что по идее никогда не могло смешаться. Правящая элита, посаженная сюда Александром, прививала греческую культуру, местные народы, иранцы и афганцы, впитывали ее и обогащали своей, а из соседней Индии проникло новое веяние, которое принесло восторг, надежды и восстания. Вот именно оно и стало тем клеем, который связал здешних жителей – и старых и пришлых. Им стал буддизм.

Сейчас это выглядит просто невероятно, но во многом буддизм сложился таким, какой он есть, благодаря Александру Македонскому. Во время своего похода он интересовался не только осадами, но и культурой тех мест, в которые приходил со своей армией. Узнав о «великих мудрецах», живущих в Индии, он пожелал устроить им встречу с лучшими философами Эллады, которых в принципе было возможно привести в такую даль.

Александр был воспитан не кем-нибудь, а лично Аристотелем, тем самым, на трудах которого выросла вся европейская наука. Поэтому для императора такой эксперимент был не пустым развлечением. Диалог состоялся, но мы не знаем, как именно он повлиял на индийскую философию, зато знаем о другой стороне. Греческие философы, Онесикрит и Пиррон в корне поменяли свое отношение к жизни – они были ошеломлены и вернувшись начали проповедовать идеи, во много близкие буддизму.

Как возник греко-буддизм

Дальше дело было только за временем. Проходили десятилетия и весь этот винегрет культур, который сложился в Бактрии, постепенно превращался в более или менее однородную массу. Греки стойко и отчаянно держались за свою религию, но по своей сути она изначально была очень гибкой и восприимчивой, поэтому, когда в их царстве начал быстро распространяться буддизм, они отнеслись к нему с интересом. Более того, началось дикое смешение разных стилей, идей и искусства. Со временем новое учение, античность и местный колорит смешались так, что получилось нечто совершенно цельное и уникальное.

На этой территории царства сменяли друг друга, но греко-буддизм просуществовал почти тысячу лет. Сначала была Бактрия, потом — ее преемник, Индо-греческое царство, затем – огромная Кушанская империя и во всех буддизм был главной религией, а главным культурным компасом – далекая Греция. Здесь писали на древнегреческом и строили храмы с явным греческим влиянием, здесь верили в Будду и карму, при этом считая себя наследниками Александра Македонского.

То, что мы видим сейчас просто поразительно и очень странно на современный взгляд. Смешение было самым невероятным. Храм, посвященный Будде, мог выглядеть так, словно создан для Аполлона. Герои и боги из греческих мифов неожиданно удачно влились в буддистский пантеон. Местные мыслители мучительно искали схожие черты между Буддой и Зевсом, а на многих изображениях Геракл, внезапно принявший буддизм, лично защищает Гаутаму от опасностей. Более того, они здесь выглядят как настоящие друзья, которые ходят по миру и проповедуют учение. А изображенные на монетах Зевс Громовержец и греческие правители, бородатые, в туниках и с лавровыми венками на головах, держат пальцы в витарка-мудре – жесте, который изображает просветление и Нирвану.

Греки массово приняли буддизм, в котором нашлось неожиданно мало противоречий с традиционной верой в олимпийских богов. Монахи-эллины ходили по всему Востоку и на греческом проповедовали учение Гаутамы. Часто они доходили даже до своей старой родины и наверняка испытывали культурный шок от увиденного. На фресках тех лет можно встретить рыжебородых голубоглазых здоровяков в оранжевых одеяниях буддистских проповедников. Однажды во время паломничества через всю Индию на Шри-Ланку собралось около 30 тысяч монахов-греков и поставленная ими ступа стоит на этом острове до сих пор.

Как греки изменили буддизм навсегда

Может показаться, что весь греко-буддизм – это такой незначительный курьез, который произошел на задворках западной цивилизации. На самом деле, эллины не просто приняли новую веру, они изменили ее до неузнаваемости и были одними из главных подвижников. Более того, они инициировали ее самый главный раскол, который по иронии получился похож на раскол в христианстве, произошедший на тысячу лет позже.

Еще во времена дикого смешения случилась одна из самых странных вещей, которые есть в современном буддизме. Тот самый Геракл, привычный нам по двенадцати подвигам, не просто очутился в мифологии буддизма – со временем он трансформировался в Ваджрапани, личного защитника Гаутамы и символ могущества учения. Даже в буддистском каноне Геракл остался все тем же могучим и довольно агрессивным полубогом из греческих мифов:

«Молодой брамин по имени Амбаттха посетил Будду и оскорбил его, говоря, что клан Шакья, из которого был родом Будда, является жалким и низким и должен преклоняться перед браминами. В ответ Будда спросил брамина, не ведет ли его семья происхождение от рабыни Шакья. Амбата продолжил оскорблять Будду, не отвечая на его вопрос. Когда Будда не получил ответа и во второй раз, он предупредил Амбату, что его голова будет разбита на кусочки, если он не ответит и в третий раз. Амбата испугался, увидев Ваджрапани, проявляющегося над головой Будды и готового ударить брамина своей ваджрой, и быстро объяснился».

Уже в виде Ваджрапани этот герой попал и в японскую мифологию под именем Сюконгосин.

Кроме того, до греков вообще никто в принципе не изображал Будду во плоти. Как и в современном исламе, существовал запрет на материальные воплощения основателя религии. Иными словами, то, как именно выглядит Гаутама, придумали эллины. Именно они с их тягой к форме и эстетике решились на создание статуй и фресок с Буддой. До них его в искусстве изображали исключительно с помощью символов и намеков.

Кроме того, греко-буддизм обогатил учение некоторыми святыми. Так, к примеру, архатом был провозглашен царь Менандр, создавший важный для веры трактат «Милинда-панха», в котором правитель обсуждает учение с монахом Нагасеной. Особенно примечательно, что все сделано по принципу диалогов Платона и несет в себе явную печать древнегреческой философии.

Кроме того, буддистким святым провозглашен Канишка I – повелитель Кушанской империи. Кушаны были ираноязычным племенем кочевников, которые захватили земли Индо-греческого царства. Дикари были настолько впечатлены культурой страны, что полностью ассимилировались. Именно при Канишке греко-буддистская традиция обретает свой рассвет. Кушаны не просто подхватили идеи, они настолько прониклись ими, что захватили множество стран, весьма настойчиво неся им буддизм на острие меча.

Канишка не мог мириться с тем, что в столь любимой им религии начался раскол между двумя течениями – Махаяной и Хинаяной. Сам он придерживался демократичной Махаяны, согласно которой просветленным мог стать любой верующий, приложивший достаточно рвения. Был созван Великий собор, на котором монахи-греки имели едва ли не решающее слово, но вышло только хуже. Спор перерос в настоящую распрю, так что с тех пор оба течения окончательно и бесповоротно разошлись.

Еще одна очень важная деталь. Изначально буддизм бытовал в относительно небольшом ареале и, к примеру, Китай не входил в него. Но со временем проповедники обратили внимание на эти благодатные земли, и их старания увенчались успехом. Причем, в Китае распространилось именно учение Махаяны и во многом это случилось благодаря активной работе монахов из Кушана. Странные рыжебородые бородачи уходили рассказывать о Будде в Поднебесную и китайцы обращались в новую веру.

Бодхидхарма

В общем, нет ничего удивительного в том, что существует довольно дикая теория о том, что Бодхидхарма, основатель и первый патриарх чань-буддизма, был греком по происхождению. Сейчас мы знаем это течение как «дзен», а описания Бодхидхармы как бородатого варвара с огромными пылающими глазами делают гипотезу не такой уж глупой. Сейчас все это ни доказать, ни опровергнуть уже не возможно – но идея действительно забавная.

Чем все закончилось

К сожалению, однажды один из интереснейших социальных экспериментов в истории закончился. Кушанскую империю разрушили гунны, а вскоре на эти земли пришла новая сильная и увлекшая местное население религия – ислам.

Что характерно, многие из памятников, которые оставил после себя греко-буддизм, благополучно дожили до наших дней и погибли на нашей памяти. Именно под его влиянием были созданы знаменитые бамианские статуи Будды в Афганистане, разрушенные талибами в 2001 году. С

Сам Греко-буддизм исчез, но изменил мир и историю Востока.

P.S.

Формально, первым представителем школы скептицизма ("мир есть иллюзия") принято считать Пиррона из Элиды, который как раз был участником походов Александра и, по легенде, имел контакты с "гимнософистами", т.е. индийскими аскетами — на этой зыбкой почве вполне можно поспекулировать на тему "кто на кого больше влиял". Но интересно не это, а то, что основатель династии Маурьев и дед царя Ашоки (фактического основателя буддизма) встречался с самим Александром, а позже принял от Селевка I партию греческих исследователей, не говоря уже о том, что отец Ашоки живо интересовался греческой философией и требовал от Антиоха I (сына Селевка) подарка в виде философа-софиста. Т.е. греческое влияние на Индию было гораздо более значимым, чем принято считать. И в этом несложно убедиться: достаточно посмотреть на развалины древней цитадели буддизма и столицы империи Маурьев Паталипутры — жемчужины эллинистической архитектуры — или обратить внимание на тот факт, что некоторые "эдикты Ашоки" (которые являются единственными свидетельствами существования "раннего буддизма" и вообще индийской письменности) были написаны на греческом языке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго... Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..."
(Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).